2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Существует ли лекарство от ВИЧ? Последние новости о лечении.

Существует ли лекарство от ВИЧ?

На сегодняшний день (ноябрь 2018 года) ВИЧ-инфекция является неизлечимым заболеванием. Проводимая ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия), сдерживает прогрессирование инфекции и отсрочит ее переход в стадию СПИД. Однако полностью устранить ВИЧ из организма человека пока не удается. А все заявления вида «лечу ВИЧ/СПИД» со 100% гарантией, являются обманом и могут расцениваться как введение в заблуждение и мошенничество по отношению к ВИЧ-положительным пациентам.

Современные методы лечения ВИЧ-инфекции

Своевременная и грамотная ВААРТ позволяет увеличить продолжительность жизни ВИЧ-позитивного пациента и даже сравнять ее с показателями ВИЧ-отрицательного населения, а это – 70-80 лет. Терапия анти-ВИЧ направлена на решение трех важных задач.

  • Остановка самовоспроизведения вируса в организме и снижение вирусной нагрузки.
  • Нормализация функций иммунной системы и формирование адекватного иммунного ответа на ВИЧ.
  • Повышение качества жизни ВИЧ-инфицированного пациента.

Для их решения, пациент должен пожизненно принимать антиретровирусные препараты, действие которых блокирует внедрение вирионов ВИЧ в клетки иммунной системы и снижает способность вируса к репликации.

До недавнего времени с этой целью использовался всего один препарат. Но проблема в том, что ВИЧ обладает высокой мутагенностью, что позволяет ему достаточно быстро приспосабливаться к неблагоприятным условиям и производить жизнеспособные мутации, продолжая атаковать здоровые клетки иммунной системы. Для решения этой проблемы была разработана тритерапия – комбинация трех-четырех лекарственных средств, действие которых подавляет вирус на всех стадиях развития, в том числе и его мутации.

Тритерапия предполагает комбинацию препаратов следующих групп.

  • Ингибиторы обратной транскриптазы двух видов — нуклеозидные и ненуклеозидные.
  • Ингибиторы протеазы.
  • Ингибиторы интегразы.
  • Ингибиторы слияния.
  • Ингибиторы рецепторов.

Сегодня ведутся активные исследования по созданию еще одной группы лекарственных средств. Она пока не имеет названия, но планируется, что это будут мутагены для ВИЧ, которые будут вызвать накопление ошибок в геноме вируса, тем самым нарушая его жизненный цикл и вызывая преждевременную гибель. Возможно, перепрограммирование вируса даст ключ к полному излечению инфекции.

Проблемы и успехи лечения ВИЧ-инфекции

Помимо способности к мутациям, вирус обладает высокой резистентностью по отношению к препаратам антиретровирусной терапии. Если лекарство неправильно подобрано, или принимается нерегулярно, или не в тех дозах, то вирус становится устойчивым к препарату и дальнейший его прием не дает положительного результата. Резистентность ВИЧ приводит к появлению штаммов вируса, изначально устойчивых к ВААРТ. Постепенно мутации резистентности накапливаются и активно распространяются, что затрудняет проведение терапии и ускоряет наступление стадии СПИД.

Учитывая резистентность вируса, тритерапия проводится по четкому графику, который предполагает, что ВИЧ-инфицированный пациент должен принимать лекарство несколько раз в сутки, в строго определенное время. Любые отклонения от графика, самостоятельное увеличение или снижение дозы недопустимы! Естественно, что соблюдать данный режим под силу не каждому пациенту, что значительно снижает эффективность терапии и ставит под сомнение все лечение. Поэтому активно разрабатываются новые схемы ВААРТ, предполагающие однократный прием препарата в сутки. Для однократного приема уже одобрены препараты: Атазанавир, Абакавир, Диданозин, Тенофовир, Ламивудин, Эмтрицитабин, Эфавиренз и другие антиретровирусные средства.

Побочные эффекты антиретровирусных препаратов – еще одна проблема, с которой сталкиваются специалисты и их пациенты. Часть побочных эффектов проявляется практически сразу, что позволяет провести корректировку ВААРТ, а другая часть приводит к тяжелым последствиям. Патология может развиваться скрытно, на протяжении нескольких лет. Всего несколько примеров препаратов и их побочных эффектов.

  • Невирапин – может провоцировать развитие цирроза печени и синдрома Стивенса.
  • Ставудин – может вызвать развитие лактатацидоза, гиперлипидемии и липодистрофии.
  • Зидовудин – провоцирует панкреатит, угнетение функций костного мозга, анемии, расстройства ЖКТ.

Побочные эффекты создают дополнительную нагрузку на организм пациента. Чтобы избежать этого, необходимо регулярно обследовать все органы и системы ВИЧ-инфицированного и при необходимости корректировать ВААРТ.

Доступность ВААРТ – глобальная для всех пациентов проблема. Лекарство от ВИЧ-инфекции в свободную продажу не поступает. Оно выдается в специализированных медицинских учреждениях. Все расходы на лечение оплачиваются средствами из федерального и регионального бюджета. Пациенты получают препараты бесплатно, однако из-за проблем финансирования и сложности процедуры закупок, периодически возникают перебои с поставками необходимых лекарств. А учитывая тот факт, что они должны приниматься пациентом ежедневно и в строго определенное время, складывается ситуация при которой эффективность ВААРТ значительно снижается. Пропустив всего 1-2 приема препарата, пациенту необходимо корректировать тритерапию — назначать другие лекарства, зачастую более сильного действия и по более высокой стоимости.

Можно ли вылечить ВИЧ-инфекцию?

Высокая мутагенность, резистентность и появление новых штаммов вируса значительно усложняют борьбу с ВИЧ-инфекцией. Конечно, на сегодняшний день она не является смертельным заболеванием и перешла в разряд хронических болезней, специалисты знают, как лечить инфекцию, вернее, управлять скоростью ее развития, но она по-прежнему остается неизлечимой.

По сути, сложилась ситуация, в которой вирус всегда оказывается на шаг впереди науки. Сегодня проводимое лечение не предвосхищает поведение ВИЧ, а лишь устраняет последствия его репликаций, мутаций, резистентности и появления новых штаммов. И только «выиграв эту гонку на опережение», специалисты смогут сказать, что ВИЧ излечим.

Лечится или нет ВИЧ-инфекция в принципе?

Безусловно, лечится! Яркий пример тому «Берлинский пациент» — первый в мире человек, полностью вылеченный от инфекции. Этим прозвищем нарекли американца Тимоти Рэй Брауна, которому в 1995 году был поставлен диагноз ВИЧ. Спустя 12 лет у него была диагностирована лейкемия, и пациенту пришлось проводить трансплантацию стволовых клеток костного мозга. Из числа подходящих доноров, специалисты выбрали человека с редкой мутацией мембранного белка CCR5 — CCR5-Δ32. Находясь на поверхности Т-лимфоцитов, макрофагов и дендритных клеток, белок CCR5 обеспечивает адгезию (сцепление) вирионов вируса с клеткой-мишенью, тем самым создавая благоприятные условия для ее заражения. Однако его мутация — CCR5-Δ32 — не обладает высоким уровнем адгезии и способна блокировать проникновение ВИЧ в клетки. Ученые предполагают, что данная мутация появилась естественным образом примерно 2500 лет назад. Со временем она распространилась среди людей, что связывают со средневековой эпидемией бубонной чумы, поскольку CCR5-Δ32 повышает сопротивляемость организма человека по отношению к чумной палочке. Сегодня она встречается у жителей Европы и Северной Америки. При этом чаще всего она обнаруживается у русских и украинцев – около 10-15% людей имеют мутацию. А бесспорными лидерами по мутациям CCR5-Δ32 являются поморы – порядка 33%.

Возвращаясь к истории «Берлинского пациента» отметим, что спустя три года после трансплантации донорских стволовых клеток от человека с мутацией CCR5-Δ32, у Тимоти Рэй Брауна не удалось выявить ВИЧ. И это при том, что в указанный период ВААРТ не проводилась по вполне понятным причинам. Несмотря на это, уровень ВИЧ-специфических антител в крови «Берлинского пациента» снизился до минимума, что указывает на полное излечение от ВИЧ-инфекции.

История Тимоти Рэй Брауна показательна, но не однозначна. Некоторые специалисты считают, что излечение пациента не связано с характером введенных в его организм стволовых клеток. При этом они признают тот факт, что существующая мутация CCR5-Δ32 делает организм человека естественно устойчивым к инфицированию ВИЧ.

Помимо генетически измененного варианта CCR5, существуют и другие естественные «защитники» организма от ВИЧ.

  • Мутация в гене CCR2 — снижает вероятность инфицирования и тормозит развитие СПИД.
  • Антивирусный белок APOBEC3G – провоцирует реакции замещения и приводит к мутациям вирусной ДНК.
  • Белок TRIM5a – способен распознавать вирионы ВИЧ и препятствует их репликации.

Таким образом, как бы пафосно это не звучало, но ответ на вопрос лечится ли ВИЧ, скрыт в организме самого человека – в его способности адаптироваться к неблагоприятным условиям внешней и внутренней среды и выживать любой ценой.

Вылечат ли ВИЧ – дело времени. Гораздо важнее двигаться сразу в трех направлениях – проводить профилактику, создавать эффективное лекарство от вируса и разрабатывать вакцину, препятствующую инфицированию. В противном случае эпидемия неизбежна.

Читать еще:  Анализы на ЗППП у мужчин: перечень, сроки сдачи, подготовка

Последние новости о лечении ВИЧ

В ближайшее время российские ученые планируют создать вакцину от ВИЧ – об этом летом 2018 года сообщил руководитель отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Герман Шипулин. Это не означает, что ВИЧ будет излечим в 2019 году, поскольку речь идет только о втором этапе доклинических испытаний. Эксперименты с будущей вакциной будут проводиться на мышах, которым трансплантирован костный мозг человека. Согласно прогнозам, новое вещество должно блокировать рецепторы белка CCR5, тем самым препятствуя проникновению вируса в клетки иммунной системы. Это поможет не только остановить прогрессирование инфекции у ВИЧ-позитивных пациентов, но и исключить возможность инфицирование здоровых людей. Ориентировочные сроки создания вакцины – 5 лет.

Не менее обнадеживающие новости о лечении ВИЧ поступают и от зарубежных коллег. Так, специалисты Пенсильванского университета (США) предлагают лечить инфекцию с помощью методики «цинковых пальцев». Ее предполагаемая эффективность основана на уже знакомой нам невосприимчивости мутаций CCR5-Δ32 к вирусу. Но поскольку она встречается далеко не у каждого человека, американские ученые предлагают подвергать белок CCR5 генной терапии, добиваясь искусственной мутации и получения необходимой CCR5-Δ32. Методика «цинковых пальцев» уже была опробована на добровольцах. Ее результаты подтверждают снижение уровня вирусной ДНК в крови пациентов до незначительных или неопределенных показателей.

Немецкие ученые оповестили мировую общественность о создании принципиально нового препарата для лечения ВИЧ. Разработанный ими Brec1 способен вырезать вирусную ДНК из пораженных клеток иммунной системы. Успешные эксперименты с новым препаратом проводились in vitro и на животных. Но об испытаниях на добровольцах пока речь не идет, поскольку разработчики Brec1 опасаются, что вместе с уничтожением вируса, может пострадать и иммунная система человека. Чтобы развеять все сомнения, немецкие специалисты планируют провести дополнительные тесты препарата на животных.

На 2019 год команда ученых Калифорнийского института (США) во главе с Д.Балтимором запланировала провести интересный и многообещающий эксперимент на добровольцах. Его концепция принципиально нова – для уничтожения вируса предлагается использовать не возможности иммунной системы, а клетки мышц человека, способные синтезировать антитела к ВИЧ. Для получения таких способностей, мышечные клетки предварительно подвергают генной терапии. Ее успешность подтвердили опыты на мышах. Теперь очередь за испытаниями на добровольцах.

Помимо создания лекарства и вакцины, ученые совершенствуют и методы профилактики ВИЧ. В середине 2016 года завершился масштабный эксперимент, проводимый специалистами Национальных институтов здравоохранения (США). Они разработали вагинальное кольцо с Дапивирином, который должен снизить риск инфицирования ВИЧ во время незащищенного полового акта. В проводимом специалистами исследовании, приняли участие жительницы Южной Африки, Уганды, Зимбабве и Малави – страны, в которых традиционные методы профилактики ВИЧ не имеют успеха. Для участия в эксперименте были отобраны женщины, входящие в группу риска. Для чистоты эксперимента их разделили на 2 группы, одна из которых получила вагинальное кольцо с Дапивирином, а другая – плацебо. По результатам исследования было установлено, что использование кольца с препаратом снижает риск заражения на 27%. Разработку американских ученых планируют запустить в массовое производство. Ожидается, что стоимость вагинального кольца с Дапивирином составит не более 5$.

«Я не лечила смертельный вирус 10 лет». Исповедь ВИЧ-положительной

Игнорировала страшную мысль

Получила вирус от парня-наркомана. Его не виню — сама понимала, чем грозят такие отношения. Думала, смогу ему помочь. В итоге парня посадили за хранение. Сейчас он, наверное, уже мертв. Из тюрьмы он мне писал, что нашли ВИЧ. Я сдала анализ — результат отрицательный. Видимо, тогда еще не определялся. Я выдохнула, думала, что пронесло. Но не пронесло.

В 2009-м я сдавала анализы по какому-то другому поводу. Через неделю домой позвонили — мама взяла трубку, — меня попросили прийти к инфекционисту. В глубине души я ждала этого звонка. Думала, что позвонят еще раз. Но никто не перезвонил. Я предпочла думать, что ошиблись. Игнорировала страшную мысль.

Я погубила свою юность — двор, алкоголь, плохая компания. С 12 лет до 21 года был самый отвратительный период моей жизни. Видимо, мне не хватало дисциплины и отцовской руки. Не та компания, не те привычки, не те приоритеты. Сама дура была. Но в какой-то момент поняла, что не хочу так жить. Компания пошла по наклонной. Я ушла от «друзей», вернулась на учебу, устроилась на работу. Взялась за ум — начала новые отношения (ему повезло не заразиться).

Морщилась от брезгливости к себе

Когда решила заняться здоровьем — пошла к врачу, и там, конечно, ВИЧ подтвердился. Мне кажется, внутри я всегда понимала, что не пронесло. Я прошла все стадии принятия и не собиралась отказываться от терапии. Но в 2012 году таблетки давали не сразу – только по показаниям. Я просто ждала, когда выпишут лечение.

А пока ждала — хватала отрывки информации и из них формировала свою теорию. В настойку восковой моли, которую пьют ВИЧ-диссиденты, я не верила. Но допускала мысль «а вдруг ВИЧ и вправду не существует». Сбило с толку выступление Александра Гордона , где он говорил, что ВИЧ — это обман. Ну и мама не верила в вирус и убеждала меня, что это все ошибка.

Анализы у меня не менялись. Я читала страшилки про терапию и решила, что таблетки меня убьют быстрее, чем вирус, — про побочные эффекты очень много негатива. И я решила — не буду пить. В периоды депрессии вообще отрицала, что больна.

Паранойя чуть не свела меня в могилу. Я стала скрывать статус даже от докторов. Когда заболела пневмонией, не сказала врачу о своем диагнозе и он назначил обычные антибиотики. Я болела три месяца, ничего не помогало, задыхалась, оказались поражены оба легкого. Меня увезли на скорой. А я боялась признаться — вдруг откажутся лечить. Когда в больнице взяли кровь и все поняли — я сделала вид, что не знала. Было стыдно и глупо. Я изображала оскорбленную — мол, я питаюсь хорошо, с маргиналами не тусуюсь, как вы можете мне такое говорить? В общем, ушла в полную несознанку. Вот дура. Сказала бы сразу, назначили антибиотики посильнее и быстро бы поправилась.

Вот так я жила двойной жизнью. На людях работала, отдыхала, и все хорошо. А оставалась наедине с собой — морщилась от брезгливости, боролась со страхом умереть. Боялась всех заразить, боялась, что на работе узнают. В голове каша — куча противоречивой информации, ума не хватает отсеивать неправильное. И в итоге я спряталась в кокон — ОТСТАНЬТЕ ОТ МЕНЯ. Я ничего не хочу.

Зачем пить лекарства, если ничего не болит

В таких метаниях я и жила восемь лет. Решила отказаться от детей и посвятить себя работе. Но в августе незапланированно забеременела. И была почему-то рада. В тот момент проснулось все, что я в себе хоронила десять лет. У меня наконец появился стимул все изучить и проконсультироваться с врачами. Я решила начать принимать таблетки.

Но тут вмешалась мама. Это было самое тяжелое. Она диссидент. Мама плакала, умоляла меня не пить. В какой-то момент она была на грани серьезного срыва. Мне было ее так жалко. До 16 недель не могла себя заставить поехать в больницу — мама рыдала, потому что боялась за меня. Только тогда до меня дошло, что пока я переживала за себя, не заметила, как мама у меня под носом чуть с ума не сошла. Я поехала в больницу и там под наблюдением медиков начала терапию.

Обычно терапию принимают дома. Но так как дома — мамины истерики, а я беременна, то мы с врачами в СПИД-центре решили начать в стационаре. Побочные эффекты были первые две недели — расстройство желудка и бессонница. И то я не уверена, что дело в лекарствах. В больнице я видела много людей в СПИДе, конечно, что ни говори, но большая часть — это наркоманы. Девочки, получившие половым путем, — пьют исправно и по ним никогда не скажешь. Но то, что я там увидела, заставило меня еще больше разобраться в вопросе.

Сейчас все встало на свои места, бросать терапию я не стану. Побочек у меня нет совсем. Страхи ушли, от врачей я больше не скрываю, поняла, что такое отношение к ВИЧ я сама себе придумала. Правда, есть небольшое опасение пропустить прием, но оно уходит со временем. Мне повезло, что вирус не прогрессировал, — я могла доиграться.

Читать еще:  Первичный сифилис: инкубационный период, симптомы, диагностика и лечение

Маму я за полгода переубедила — она теперь смеется над диссидентами. Хотя на самом деле это не смешно — там много просто запутавшихся и запуганных. Я думаю, что ее диссидентство — защитная реакция, она не могла допустить мысли, что ее дочь, самая лучшая и самая любимая, может быть с ВИЧ.

Мой отказ от терапии — это клеймо «проститутка-наркоманка» и недостаток информации, которые породили страх. Если бы не ребенок, я даже не знаю, дошло ли бы до меня. Совсем недавно появились рекомендации принимать терапию сразу, не дожидаясь, пока грохнется иммунитет, — это правильно, нельзя оставлять человека наедине со своими догадками. Это трудно объяснить. Ты вроде все понимаешь, но упорно идешь к могиле. Мне статус тоже не ветром надуло — сама виновата, — но даже у меня есть брезгливое отношение к положительным. Вот такое противоречие.

Многие боятся, что если начнут принимать лекарства и не смогут вовремя выпить таблетку, иммунитет больше работать не будет. Это неправда. Антиретровирусная терапия действует только на вирус, а на иммунитет не влияет. Но это плохо объясняется, да и не сразу понимается. Ну и, конечно, у многих самочувствие со временем никак не меняется. А раз ничего не болит, то зачем пить какую-то химию. Но ждать, когда упадет иммунитет, я больше не хочу. Я видела в больнице, к чему это приводит, — ужасное зрелище.

Существует ли лекарство от ВИЧ? Последние новости о лечении.

На сегодняшний день (ноябрь 2018 года) ВИЧ-инфекция является неизлечимым заболеванием. Проводимая ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия), сдерживает прогрессирование инфекции и отсрочит ее переход в стадию СПИД. Однако полностью устранить ВИЧ из организма человека пока не удается. А все заявления вида «лечу ВИЧ/СПИД» со 100% гарантией, являются обманом и могут расцениваться как введение в заблуждение и мошенничество по отношению к ВИЧ-положительным пациентам.

Современные методы лечения ВИЧ-инфекции

Своевременная и грамотная ВААРТ позволяет увеличить продолжительность жизни ВИЧ-позитивного пациента и даже сравнять ее с показателями ВИЧ-отрицательного населения, а это – 70-80 лет. Терапия анти-ВИЧ направлена на решение трех важных задач.

  1. Остановка самовоспроизведения вируса в организме и снижение вирусной нагрузки.
  2. Нормализация функций иммунной системы и формирование адекватного иммунного ответа на ВИЧ.
  3. Повышение качества жизни ВИЧ-инфицированного пациента.

Для их решения, пациент должен пожизненно принимать антиретровирусные препараты, действие которых блокирует внедрение вирионов ВИЧ в клетки иммунной системы и снижает способность вируса к репликации.

До недавнего времени с этой целью использовался всего один препарат. Но проблема в том, что ВИЧ обладает высокой мутагенностью, что позволяет ему достаточно быстро приспосабливаться к неблагоприятным условиям и производить жизнеспособные мутации, продолжая атаковать здоровые клетки иммунной системы. Для решения этой проблемы была разработана тритерапия – комбинация трех-четырех лекарственных средств, действие которых подавляет вирус на всех стадиях развития, в том числе и его мутации.

Тритерапия предполагает комбинацию препаратов следующих групп.

  • Ингибиторы обратной транскриптазы двух видов — нуклеозидные и ненуклеозидные.
  • Ингибиторы протеазы.
  • Ингибиторы интегразы.
  • Ингибиторы слияния.
  • Ингибиторы рецепторов.

Сегодня ведутся активные исследования по созданию еще одной группы лекарственных средств. Она пока не имеет названия, но планируется, что это будут мутагены для ВИЧ, которые будут вызвать накопление ошибок в геноме вируса, тем самым нарушая его жизненный цикл и вызывая преждевременную гибель. Возможно, перепрограммирование вируса даст ключ к полному излечению инфекции.

Проблемы и успехи лечения ВИЧ-инфекции

Помимо способности к мутациям, вирус обладает высокой резистентностью по отношению к препаратам антиретровирусной терапии. Если лекарство неправильно подобрано, или принимается нерегулярно, или не в тех дозах, то вирус становится устойчивым к препарату и дальнейший его прием не дает положительного результата. Резистентность ВИЧ приводит к появлению штаммов вируса, изначально устойчивых к ВААРТ. Постепенно мутации резистентности накапливаются и активно распространяются, что затрудняет проведение терапии и ускоряет наступление стадии СПИД.

Учитывая резистентность вируса, тритерапия проводится по четкому графику, который предполагает, что ВИЧ-инфицированный пациент должен принимать лекарство несколько раз в сутки, в строго определенное время. Любые отклонения от графика, самостоятельное увеличение или снижение дозы недопустимы! Естественно, что соблюдать данный режим под силу не каждому пациенту, что значительно снижает эффективность терапии и ставит под сомнение все лечение. Поэтому активно разрабатываются новые схемы ВААРТ, предполагающие однократный прием препарата в сутки. Для однократного приема уже одобрены препараты: Атазанавир, Абакавир, Диданозин, Тенофовир, Ламивудин, Эмтрицитабин, Эфавиренз и другие антиретровирусные средства.

Побочные эффекты антиретровирусных препаратов – еще одна проблема, с которой сталкиваются специалисты и их пациенты. Часть побочных эффектов проявляется практически сразу, что позволяет провести корректировку ВААРТ, а другая часть приводит к тяжелым последствиям. Патология может развиваться скрытно, на протяжении нескольких лет. Всего несколько примеров препаратов и их побочных эффектов.

  • Невирапин – может провоцировать развитие цирроза печени и синдрома Стивенса.
  • Ставудин – может вызвать развитие лактатацидоза, гиперлипидемии и липодистрофии.
  • Зидовудин – провоцирует панкреатит, угнетение функций костного мозга, анемии, расстройства ЖКТ.

Побочные эффекты создают дополнительную нагрузку на организм пациента. Чтобы избежать этого, необходимо регулярно обследовать все органы и системы ВИЧ-инфицированного и при необходимости корректировать ВААРТ.

Доступность ВААРТ – глобальная для всех пациентов проблема. Лекарство от ВИЧ-инфекции в свободную продажу не поступает. Оно выдается в специализированных медицинских учреждениях. Все расходы на лечение оплачиваются средствами из федерального и регионального бюджета. Пациенты получают препараты бесплатно, однако из-за проблем финансирования и сложности процедуры закупок, периодически возникают перебои с поставками необходимых лекарств. А учитывая тот факт, что они должны приниматься пациентом ежедневно и в строго определенное время, складывается ситуация при которой эффективность ВААРТ значительно снижается. Пропустив всего 1-2 приема препарата, пациенту необходимо корректировать тритерапию — назначать другие лекарства, зачастую более сильного действия и по более высокой стоимости.

Можно ли вылечить ВИЧ-инфекцию?

Высокая мутагенность, резистентность и появление новых штаммов вируса значительно усложняют борьбу с ВИЧ-инфекцией. Конечно, на сегодняшний день она не является смертельным заболеванием и перешла в разряд хронических болезней, специалисты знают, как лечить инфекцию, вернее, управлять скоростью ее развития, но она по-прежнему остается неизлечимой.

По сути, сложилась ситуация, в которой вирус всегда оказывается на шаг впереди науки. Сегодня проводимое лечение не предвосхищает поведение ВИЧ, а лишь устраняет последствия его репликаций, мутаций, резистентности и появления новых штаммов. И только «выиграв эту гонку на опережение», специалисты смогут сказать, что ВИЧ излечим.

Лечится или нет ВИЧ-инфекция в принципе?

Безусловно, лечится! Яркий пример тому «Берлинский пациент» — первый в мире человек, полностью вылеченный от инфекции. Этим прозвищем нарекли американца Тимоти Рэй Брауна, которому в 1995 году был поставлен диагноз ВИЧ. Спустя 12 лет у него была диагностирована лейкемия, и пациенту пришлось проводить трансплантацию стволовых клеток костного мозга. Из числа подходящих доноров, специалисты выбрали человека с редкой мутацией мембранного белка CCR5 — CCR5-Δ32. Находясь на поверхности Т-лимфоцитов, макрофагов и дендритных клеток, белок CCR5 обеспечивает адгезию (сцепление) вирионов вируса с клеткой-мишенью, тем самым создавая благоприятные условия для ее заражения. Однако его мутация — CCR5-Δ32 — не обладает высоким уровнем адгезии и способна блокировать проникновение ВИЧ в клетки. Ученые предполагают, что данная мутация появилась естественным образом примерно 2500 лет назад. Со временем она распространилась среди людей, что связывают со средневековой эпидемией бубонной чумы, поскольку CCR5-Δ32 повышает сопротивляемость организма человека по отношению к чумной палочке. Сегодня она встречается у жителей Европы и Северной Америки. При этом чаще всего она обнаруживается у русских и украинцев – около 10-15% людей имеют мутацию. А бесспорными лидерами по мутациям CCR5-Δ32 являются поморы – порядка 33%.

Возвращаясь к истории «Берлинского пациента» отметим, что спустя три года после трансплантации донорских стволовых клеток от человека с мутацией CCR5-Δ32, у Тимоти Рэй Брауна не удалось выявить ВИЧ. И это при том, что в указанный период ВААРТ не проводилась по вполне понятным причинам. Несмотря на это, уровень ВИЧ-специфических антител в крови «Берлинского пациента» снизился до минимума, что указывает на полное излечение от ВИЧ-инфекции.

История Тимоти Рэй Брауна показательна, но не однозначна. Некоторые специалисты считают, что излечение пациента не связано с характером введенных в его организм стволовых клеток. При этом они признают тот факт, что существующая мутация CCR5-Δ32 делает организм человека естественно устойчивым к инфицированию ВИЧ.

Читать еще:  Синдром рейтера: симптомы и лечение

Помимо генетически измененного варианта CCR5, существуют и другие естественные «защитники» организма от ВИЧ.

  • Мутация в гене CCR2 — снижает вероятность инфицирования и тормозит развитие СПИД.
  • Антивирусный белок APOBEC3G – провоцирует реакции замещения и приводит к мутациям вирусной ДНК.
  • Белок TRIM5a – способен распознавать вирионы ВИЧ и препятствует их репликации.

Таким образом, как бы пафосно это не звучало, но ответ на вопрос лечится ли ВИЧ, скрыт в организме самого человека – в его способности адаптироваться к неблагоприятным условиям внешней и внутренней среды и выживать любой ценой.

Вылечат ли ВИЧ – дело времени. Гораздо важнее двигаться сразу в трех направлениях – проводить профилактику, создавать эффективное лекарство от вируса и разрабатывать вакцину, препятствующую инфицированию. В противном случае эпидемия неизбежна.

Последние новости о лечении ВИЧ

В ближайшее время российские ученые планируют создать вакцину от ВИЧ – об этом летом 2018 года сообщил руководитель отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Герман Шипулин. Это не означает, что ВИЧ будет излечим в 2019 году, поскольку речь идет только о втором этапе доклинических испытаний. Эксперименты с будущей вакциной будут проводиться на мышах, которым трансплантирован костный мозг человека. Согласно прогнозам, новое вещество должно блокировать рецепторы белка CCR5, тем самым препятствуя проникновению вируса в клетки иммунной системы. Это поможет не только остановить прогрессирование инфекции у ВИЧ-позитивных пациентов, но и исключить возможность инфицирование здоровых людей. Ориентировочные сроки создания вакцины – 5 лет.

Не менее обнадеживающие новости о лечении ВИЧ поступают и от зарубежных коллег. Так, специалисты Пенсильванского университета (США) предлагают лечить инфекцию с помощью методики «цинковых пальцев». Ее предполагаемая эффективность основана на уже знакомой нам невосприимчивости мутаций CCR5-Δ32 к вирусу. Но поскольку она встречается далеко не у каждого человека, американские ученые предлагают подвергать белок CCR5 генной терапии, добиваясь искусственной мутации и получения необходимой CCR5-Δ32. Методика «цинковых пальцев» уже была опробована на добровольцах. Ее результаты подтверждают снижение уровня вирусной ДНК в крови пациентов до незначительных или неопределенных показателей.

Немецкие ученые оповестили мировую общественность о создании принципиально нового препарата для лечения ВИЧ. Разработанный ими Brec1 способен вырезать вирусную ДНК из пораженных клеток иммунной системы. Успешные эксперименты с новым препаратом проводились in vitro и на животных. Но об испытаниях на добровольцах пока речь не идет, поскольку разработчики Brec1 опасаются, что вместе с уничтожением вируса, может пострадать и иммунная система человека. Чтобы развеять все сомнения, немецкие специалисты планируют провести дополнительные тесты препарата на животных.

На 2019 год команда ученых Калифорнийского института (США) во главе с Д.Балтимором запланировала провести интересный и многообещающий эксперимент на добровольцах. Его концепция принципиально нова – для уничтожения вируса предлагается использовать не возможности иммунной системы, а клетки мышц человека, способные синтезировать антитела к ВИЧ. Для получения таких способностей, мышечные клетки предварительно подвергают генной терапии. Ее успешность подтвердили опыты на мышах. Теперь очередь за испытаниями на добровольцах.

Помимо создания лекарства и вакцины, ученые совершенствуют и методы профилактики ВИЧ. В середине 2016 года завершился масштабный эксперимент, проводимый специалистами Национальных институтов здравоохранения (США). Они разработали вагинальное кольцо с Дапивирином, который должен снизить риск инфицирования ВИЧ во время незащищенного полового акта. В проводимом специалистами исследовании, приняли участие жительницы Южной Африки, Уганды, Зимбабве и Малави – страны, в которых традиционные методы профилактики ВИЧ не имеют успеха. Для участия в эксперименте были отобраны женщины, входящие в группу риска. Для чистоты эксперимента их разделили на 2 группы, одна из которых получила вагинальное кольцо с Дапивирином, а другая – плацебо. По результатам исследования было установлено, что использование кольца с препаратом снижает риск заражения на 27%. Разработку американских ученых планируют запустить в массовое производство. Ожидается, что стоимость вагинального кольца с Дапивирином составит не более 5$.

Наука

Медицина

Спасение человечества: ученые нашли средство от ВИЧ

Ученые изобрели мощное средство от ВИЧ

Американские ученые вылечили мышей от ВИЧ с помощью геномного редактирования. В течение года они планируют приступить к экспериментам на людях.

Исследователи из Медицинского центра Университета Небраски и Университета Темпл в США смогли полностью вылечить мышей от ВИЧ-инфекции с помощью комбинации антиретровирусной терапии и редактирования генома. Ученые планируют в течение года улучшить результаты и приступить к экспериментам на людях. Работа была опубликована в журнале Nature Communications.

С 1980-х годов СПИД унес жизни около 35 млн человек. Носителями ВИЧ сегодня являются 37 млн. Научные исследования позволили создать препараты, способные держать болезнь под контролем, но лекарства, которое избавит пациента от вируса раз и навсегда, пока нет.

В настоящее время для борьбы с ВИЧ используется антиретровирусная терапия. Препараты подавляют репликацию вируса, но не позволяют полностью вывести его из организма. АРВТ приходится проводить пожизненно. Несмотря на то, что благодаря терапии люди с ВИЧ живут столько же, сколько и люди без вируса, АРВТ чревата побочными эффектами и требует строгого соблюдения режима приема.

Вирус иммунодефицита человека поражает клетки иммунной системы, имеющие на своей поверхности рецепторы CD4, а также Т-лимфоциты. ВИЧ вторгается в здоровые клетки и изменяет их таким образом, что они перестают бороться с заболеванием и начинают поставлять вирусу питательные вещества, необходимые для его дальнейшего размножения.

Ученые предположили, что от вируса можно избавиться с помощью технологии редактирования генома CRISPR-Cas9.

Они разработали двухступенчатую методику борьбы с ВИЧ у семи мышей, которым пересадили стволовые клетки крови человека и заразили их вирусом.

Первым этапом стало использование на протяжении месяца антиретровирусных препаратов в микроскопических жировых пузырьках, с помощью которых удалось доставлять лекарство прямо в клетки. Когда количество копий вируса упало до минимума, ученые применили CRISPR-Cas9, вырезав ДНК ВИЧ из генома клеток.

Попытки использовать CRISPR-Cas9 без АРВТ не увенчались успехом — Т-лимфоциты гибли в той же мере, что и в не получавшей лечения контрольной группе из шести грызунов, вирусная нагрузка тоже не снижалась.

Полностью избавить от ВИЧ исследователям удалось всего двух мышей — ни в крови, ни в органах следов вируса не было.

При этом также не было и серьезных побочных эффектов.

В ходе повторного эксперимента ученые смогли вылечить трех мышей из шести. Процент выздоровлений пока невелик, но исследователи акцентируют внимание на том, что это лишь начало пути и в перспективе они рассчитывают добиться более значимых результатов.

«Наше исследование показывает, что при последовательном применении АРВТ и редактировании генома можно устранить ВИЧ из клеток и органов животных, — говорит ведущий автор исследования Камель Халили. — Основной вывод работы — для создания лекарства от ВИЧ-инфекции требуется как CRISPR-Cas9, так и совместное с ним использование АРВТ. В течение года мы приступим к испытаниям на обезьянах и, возможно, даже на людях».

Пока что, впрочем, неизвестно, даст ли Управление по контролю за продуктами питания и медикаментами США (FDA) разрешение на эксперименты на людях. Однако случаи, когда FDA разрешало использование CRISPR-Cas9 на людях, уже были — метод был одобрен для экспериментального лечения серповидноклеточной анемии и детской слепоты.

Более ранние эксперименты по лечению ВИЧ были связаны с пересадкой стволовых клеток костного мозга. Весной 2019 года стало известно о британце, который полностью избавился от вируса, став вторым в мире человеком, вылечившимся от ВИЧ-инфекции.

Мужчина узнал о своем диагнозе в 2003 году. А в 2012 году у него развилась лимфома Ходжкина — злокачественное заболевание лимфоидной ткани. К 2016 году его состояние было настолько тяжелым, что последним шансом выжить была пересадка стволовых клеток костного мозга.

Донором стал человек с генетической мутацией CCR5 delta 32, дающей устойчивость к ВИЧ.

18 месяцев назад пациент отказался от антиретровирусной терапии. И до сих пор высокочувствительные тесты на ВИЧ не выявляют в его крови никаких следов вируса.

Большинство специалистов, впрочем, считают, что такое лечение нецелесообразно для всех ВИЧ-инфицированных.

Это дорогостоящая, сложная и рискованная процедура, кроме того, подобрать подходящего донора весьма проблематично.

Также ученые не уверены, что дело именно в защищающей от ВИЧ мутации. Они предполагают, что избавлению от вируса могла поспособствовать работа иммунной системы, стремившейся избавиться от трансплантата.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector